Суббота, 18 Ноябрь, 2017
GO2CANADA

Кристоф Преображенский: «Криминальные дела – это настоящая битва. Бой за чью-то жизнь, за чьи-то права»

e12

Кристоф Преображенский: «Криминальные дела – это настоящая битва. Бой за чью-то жизнь, за чьи-то права»

Вооруженное нападение, кража, убийство, огнестрельное оружие, перекрестный допрос… Вы вероятно решили, уважаемые читатели, что мы готовимся к написанию сценария для криминального фильма? Ошибаетесь. Вся эта «детективная» лексика – обычный «рабочий» словарь криминального адвоката с 35-летним стажем Кристофа Преображенского. И когда беда приходит в твой дом, все оказывается гораздо сложнее и трагичнее, чем в кино.

Как могут догадаться наши читатели, в родословной господина Преображенского имеются и польские, и русские корни. В начале нашей беседы он пошутил по этому поводу: «Меня изобрели в Европе, но сделали в Канаде».

– Я очень горжусь тем, что я канадец. Тем не менее, будучи «изобретенным» в Европе, я впитал, как мне хочется верить, лучшие ее качества – прежде всего, у меня европейский подход к делу. Если говорить о корнях, то хочется отметить, что мой дедушка – представитель старинной дворянской семьи Преображенских, а прадед был в свое время вице-губернатором Ярославской губернии. На нашем фамильном гербе – Святой Георгий на лошади, поражающий дракона. Мне приятно сознавать, что и я – частица настоящей история. И вообще гены играют большую роль в том, каким ты вырастаешь.

Очень важно понимать, как твое генетическое происхождение входит в соответствие с существующим окружением. Я всегда чувствовал, что во мне течет кровь воина. Может быть, поэтому я так люблю спорт: занимался дзюдо, бегаю марафон и вообще постоянно испытываю себя. Давно, в молодости, я даже стоял перед выбором: поступить на юридический факультет и стать адвокатом или продолжить серьезно заниматься дзюдо.

Кстати, я трижды становился чемпионом Канады, у меня есть награды международных соревнований, например, открытого чемпионата Великобритании. Я говорю так много о спорте, потому что это – большая часть меня, моей личности.

Но, в конце концов, я понял, что юрфак – это моя будущая карьера. И потом – закон, тяжбы, разбирательства – это настоящая битва. Бой не за медали и награды, а за чью-то жизнь, за чьи-то права. Особенно криминальное дело – это, повторюсь, настоящее сражение. И ты должен быть полностью сосредоточен, сфокусирован, собран. В этом смысле международные спортивные соревнования и юридическая практика очень схожи.
e2
Дисциплина, умение сосредоточиться, способность мгновенно реагировать на происходящее – в судебном процессе всегда происходит что-то неожиданное – мне очень помогают в юридической практике. Я твердо уверен, что адвокаты, специалисты по уголовному праву, должны стать, если можно так выразиться, щитом и мечом для своего подзащитного. А для этого нам нужны силы и хорошее здоровье.

– Какого рода дела вы ведете чаще всего?

– Я занимаюсь криминальными делами вот уже 35-й год. И знаете что? Многие мои коллеги говорят, что устали от такой работы. А у меня сейчас столько же страсти, рвения, сколько и было, сколько обычно имеет выступающий на соревнованиях спортсмен.

И сегодня я получаю от работы гораздо больше удовлетворения, чем, скажем, 30 лет назад. А без рвения, страсти, ты не можешь работать, как должно.

Музыкант, например, может быть совершенным, идеальным виртуозом, но без страсти даже музыка становится пресной. Вот и адвокатская практика без страсти такая же пресная. Моя философия проста: как и на татами, ты должен сделать все, что можешь, чтобы победить, ты должен быть лучшим и готовым ко всему. Такая готовность позволяет мне вести дела об убийствах, изнасилованиях, нападении на людей, случаях «домашнего» или «семейного» насилия. Последние, зачастую, не из легких. Нелегкие они и потому, что, как мы знаем, в Канаде все, принимая человека на работу, хотят получить информацию о его прошлом. Даже наниматели в МакДоналдсе хотят знать, а не совершал ли работник раньше чего-то противозаконного. Не все знают, что отсидев свой срок, человек имеет право на удаление записи о своем криминальном прошлом. Но, порой, на это уходит пять, а то и более лет! Предыдущее правительство, кстати, сделало процесс «очистки» личной истории еще более сложным. И для многих это стало препятствием для того, чтобы найти себе новую работу или сменить место работы. Те, кто испытал это на себе, понимают, насколько сложно жить, имея такую запись в личной «криминальной» истории.

Мы не разделяем дела на «большие» и «маленькие» – этот принцип отражен и в девизе моей юридической фирмы «We take them all – big or small». Один из последних моих процессов – это дело «Реджайна против МакИнтоша». Вы не поверите, но разбирательства в суде шли всего пять дней, и мне удалось добиться полного оправдания подсудимого. Весь процесс – от выбора присяжных до вердикта. Вместо того, чтобы он занял пять-шесть недель, вместо того, чтобы заслушивать 50, а то и больше свидетелей, мы сумели сфокусировать внимание суда на самых главных моментах, и это позволило нам закончить слушания в пять дней. Недавно мы взялись защищать корейского пастора, обвиняемого в сексуальном домогательстве. Он тоже был признан невиновным.

– Насколько законы в канадских провинциях разнятся друг от друга?

– Уголовное право регулируется на федеральном уровне. И у нас есть единый уголовный Кодекс. И дела в Манитобе, Альберте, Нунавуте рассматриваются одинаково. У меня есть право практиковать защиту в суде по всей Канаде.
e3
– Как должен вести себя человек в случае задержания его полицией?

– Когда человека обвинили в каком-либо преступлении, чрезвычайно важно, чтобы он получил правильные советы от юриста. И самый главный совет – не говорить много, а лучше всего хранить молчание. Порой, в мгновение ока, сказанное вами может стать поводом в пользу обвинения. Так что, если вдруг вас обвинили в уголовном преступлении, лучше держать рот закрытым и открыть его только для того, чтобы позвонить адвокату по уголовным делам и получить профессиональный совет до того, как давать показания полиции. И это – лучшее, что можно сделать в такой ситуации. Даже если вас обвинили по какой-то «пустяковой» причине, и вы не можете обратиться к адвокату по уголовному праву, у вас есть возможность говорить с адвокатом, которого предоставит вам правительство.
Конечно, большинство людей не совершает преступлений, но все равно неплохо иметь при себе мою визитную карточку или телефонный номер другого уголовного адвоката. Ведь, как утверждает русская поговорка, «от сумы да от тюрьмы» никто не застрахован. И не стоит забывать, что каждый юрист специализируется в какой-либо одной или двух областях, и всех законов может и не знать, поэтому всегда обращайтесь к адвокату по его «специальности».

– Часто ли люди из русскоязычной общины оказываются в такого рода щепетильных ситуациях?

– Русскоязычные канадцы попадают в такие же ситуации, как и остальные: проблемы при вождении автомобиля (Careless Driving) и авариях, проблемы с «семейным» насилием. Встречаются случаи мошенничества с кредитными картами. Не устану повторять: если с вами приключилась беда, прежде, чем говорить с полицейскими, поговорите с адвокатом.

Если говорить о русскоязычной общине, то здесь очень, очень часто я сталкиваюсь со случаями «домашнего» насилия. Эти случаи часто сопряжены с семейными делами, с разводами. Люди иногда лгут, и я заметил, что в случаях «семейного» насилия, при разводах лжи этой гораздо больше, чем в других уголовных делах. Конечно, потому, что все эти дела связаны с понятными человеческими эмоциями, чувствами мести, ненависти, обиды. Часто супруги приписывают друг другу такие ужасные вещи, как сексуальное насилие над детьми. Иногда я даже задаюсь вопросом, как «семейный» адвокат может косвенно помогать обвинителям найти повод, чтобы обвинить жену или мужа в том, что ему и в мыслях не приходило сделать. И все – для того, чтобы получить «лучшие результаты» в своем разводном процессе. Поэтому в такого рода «семейных» разборках очень сложно обойтись без помощи профессионального юриста.

В последнем таком случае я столкнулся с «домашним» сексуальным насилием, когда люди не постеснялись бесстыдно лгать, заставлять врать своих детей, родителей, дедушек и бабушек. Доходило до того, что один ребенок рассказывал о том, что случилось с ним и его родителем в построенной на воде терраске – на дачном участке. При этом сама терраса в коттедже была и построена-то значительно позже этого самого «инцидента».

Вернусь к корейскому пастору, которого обвинили в изнасиловании своей прихожанки в том время, как ее собственный супруг спал в соседней комнате. И здесь тоже были замешаны деньги и месть. Напомню, что мне удалось убедить суд в невиновности моего подзащитного.
e4
– Если человека уже осудили, при каких условиях он может подать апелляцию?

– Это очень важный момент. Многие из обвиняемых говорят: «Я пока подожду нанимать защитника. Обращусь к нему, если буду признан виновным, чтобы подать апелляцию».

Скажу, что апелляции всегда очень сложны – намного сложнее, нежели защита во время основного процесса. Апелляционные суды всегда более строгие.

Суды более высокой инстанции, порой, действительно изменяют первоначальный приговор, но обычно результатом апелляции является утверждение этого вердикта.

Если в судебном процессе не было допущено ошибок, апелляционный суд, даже имея иное мнение на приговор, лишь подтвердит прежнее решение.

Это часто шокирует людей, которые ожидали бы отмены приговора или, по крайней мере, его смягчения. Не говоря уже о том, что апелляционные процессы обходятся подзащитным намного дороже, чем «основные». Вот и повод еще раз повторить: надо получить профессиональный совет опытного адвоката с самого начала.

– По какому принципу следует выбирать себе защитника?

– Как я уже говорил, адвокатов много, и важно выбрать того, с кем вам будет удобно, комфортно работать, и кто сможет проявить свои лучшие профессиональные качества.

Вернувшись к вопросу о «криминальной записи» – о данных об уголовном наказании, которое хранится в базе данных полиции, – следует сказать о том, что иногда даже денежный штраф, ставший результатом процесса по уголовному делу, является причиной такой записи. И она может храниться очень долго – если не предпринять усилий по ее удалению. Есть также «условные» наказания или запись о том, что стороны пришли к соглашению. И в этих случаях за вами тоже может тянуться неприятный «хвост записей».

Поэтому тем, кто был когда-то обвиняемым, очень важно убедиться в том, что они оправданы, и что запись в реестре уголовных преступлений удалена. И это способен сделать от вашего имени ваш адвокат. Для этого он составляет специальный запрос в полицию с требованием стереть эти данные и, если они имеются, отпечатки пальцев обвиняемого. Если этого не сделать, информация так и останется в компьютерных файлах навсегда. И в следующий раз, когда человек сталкивается с полицией, ему тут же говорят: «Ага, так вас уже обвиняли»! Так что, предполагается, что он может быть виновным в чем-то еще. И даже в случае, когда вас обвиняют в «неосторожном вождении» или в «халатности при управлении транспортным средством», крайне важно получить профессиональный совет, иначе даже такая провинность может привести к неприятностям в будущем. Я подчеркну, обращаться надо к адвокату, а не к «советнику», к «паралигалу». Консультант по юридическим вопросам может оказаться очень добросовестным, но все же он – не адвокат.

В любом случае – когда вы сталкиваетесь с законодательством, с законом, с нарушениями закона – всегда обращайтесь к юристам, к профессионалам. Для сделок по недвижимости – к адвокатам по недвижимости, в корпоративных договорах – к специалистам по корпоративным делам, при семейных разбирательствах, разводах – к семейным адвокатам. При уголовных делах – к адвокатам по уголовным разбирательствам.

Ведь когда у вас ломаются часы, вы же не обращаетесь к сапожнику.

Очень важно – всегда выбирайте соответствующего вашей проблеме специалиста.

– Традиционный вопрос нашей рубрики – в чем заключается секрет вашего успеха?

– Каждый из адвокатов хочет быть успешным. И я считаю, что мы очень успешны. Мы довольны результатами большинства дел, которые мы ведем. Если, скажем, мы считаем, что единственным выходом для подсудимого будет признание себя виновным, мы прямо об этом говорим. Но в большинстве случаев мы успешно защищаем наших клиентов.

Я позволю себе сравнить адвокатское искусство с достижениями успешного портного. Вы спросите – что общего между юристом и закройщиком? Отвечу просто: вы можете купить что-то в магазине готового платья, а можете получить то, что будет сделано точно по вашей мерке. Мы можем считать себя в этом случае кутюрье. Мы занимаемся «индпошивом». Каждого человека, каждый случай мы разбираем индивидуально, с личностным подходом, исходя из конкретных обстоятельств и личности, характера человека. Не бывает единого решения для всех. Каждое мы вырабатываем для каждого конкретного клиента.

Адвокат на процессе всегда может ждать неожиданностей. И это больше всего похоже на боевые виды спорта – на то же дзюдо. Тебя ждет что-то неожиданное, но главное – чтобы ты обладал хорошей реакцией и мог правильно ответить на неожиданный выпад, движение, иначе ты проиграл. Ты не можешь взять денег на размышление. Реагируй мгновенно!

Процесс, как правило, идет очень динамично. Суд не статичен, это динамичный процесс. От тебя требуется хорошая реакция, причем – в любое время.

Когда судья задает вопрос, на него надо ответить – с хорошим знанием дела, проявив свою осведомленность, а также выдержку и частенько – чувство юмора. От защитника во многом зависит дальнейшая судьба его клиента. И мы всегда стараемся сделать все, что в наших силах, применять наши знания для того, чтобы подзащитный был, если это возможно, полностью оправдан.

Владимир Каневский
Лариса Вельговольская

You may also like

0 comments

By