Четверг, 22 Февраль, 2018
GO2CANADA

Долина Оканаган: вино, Огопого, черешня и медведи

5152457916_9635d6e29c_z

Долина Оканаган: вино, Огопого, черешня и медведи

 

Долина Оканаган [Амин]

Английская поговорка «knowing the path and walking the path are completely different things» применима к бесконечному количеству жизненных ситуаций. Например, размышлять над тем или иным решением и принимать то или иное решение вещи совершенно разные. Размышление не накладывает каких либо, пусть даже мнимых обязательств, в то время как принятие моментально сковывает свободу маневра. Поэтому людей принимающих решения легко и с энтузиазмом куда меньше, чем тех, кто просто размышляет над возможными решениями, так и не делая окончательного шага. С некоторым конфузом, я должен признаться, что отношусь к категории граждан, для которых размышлять куда легче, чем принимать. И поэтому раздумывая как же все таки провести несколько свободных от работы дней я изо всех сил надеялся, что окончательное решение будет принято, как обычно это и происходит, моей женой. Идея о путешествии в долину озера Оканаган с пятимесячным ребенком не казалась особенно расслабляющей, но перспектива вкусить вина непосредственно на знаменитых оканаганских винодельнях мне, человеку «измученному Нарзаном», представлялась просто непреодолимой. Поэтому когда моя супружница уверенно стукнула по клавишам нашей древней как динозавр клавиатуры и заказала гостиницу в Келовне через интернет, я вздохнул с облегчением.
Идея посетить долину Оканаган назревала давно. В идее этой есть масса привлекательных аспектов. Ну прежде всего это конечно вино. Я понимаю, насколько это дико звучит для людей не живших когда либо в Британской Колумбии или не являющимися профессионалами в области виноделия — канадское вино, что за нонсенс? Вино, что совершенно понятно, ассоциируется с теми уголками планеты где теплый климат и много солнца — Франция, Италия, Испания, южная Австралия и Новая Зеландия, некоторые местечки в Калифорнии, Чили и центральная Аргентина. Любители вина, чья юность прошла на пост-советском пространстве, смогут добавить к этому списку Молдавию и Грузию. Кое-кто небезразличен к винам мозельским, которые производят в Германии, но это уже крайний север виноделия, как принято считать. А Канада это страна лесорубов, кленового сиропа и свирепых гризли, где долгие зимы, много снега и мало солнца. Между тем, в долине Оканаган в Британской Колумбии солнца больше, чем в знаменитой винодельческой долине Напа в Калифорнии; там же находится единственная в Канаде пустыня. Географически озеро Оканаган, безумно длинный и чрезвычайно узкий водоем, огорожено горными массивами таким образом, что достигается почти оптимальное для роста винограда сочетание солнца и дождей. Благодаря этому сочетанию винодельней по его берегам превеликое множество, от миниатюрных как винодельня Святого Губертуса и до грандиозных по размаху как Мишн Хилл.
Другой привлекательный аспект также связан с солнцем. Долина знаменита не только виноградом, но и персиками и черешней. Черешневых плантаций на Оканагане не меньше виноградных. Оканаганская черешня настолько крупная, что больше напоминает мелкие яблочки, которые много лет назад в Киргизии мы называли райками. Темно-бардового как венозная кровь цвета она умеренно сладкая и удивительно сочная. Черешню можно собрать на плантации самому, что выходит очень дешево и кроме этого можно хвастаться перед знакомыми, что черешня собрана собственными руками по палящими лучами оканаганского солнца.
Третий привлекательный аспект связан дорогой, которая ведет на Оканаган из Ванкувера. Почти нетронутая природа во всех ее проявлениях прет напролом на хайвей совершенно не стесняясь автотранспорта и сидящих в нем граждан. С этой дороги пожалуй и стоит начать рассказ.

Дорога туда

С появлением ребенка мы почти полностью забыли что такое длительный и непрерывный сон. Биоритмы ребенка циркулируют в резком диссонансе с тем распорядком, к которому мы привыкли за последние годы и это не всегда способствует душевному равновесию родителей. Но выхода нет — пришлось адаптироваться и к этому. Вообще-то мы планировали отчалить в восемь, но когда дите устроило громогласную побудку в шесть утра нам ничего не оставалось как закинуть нехитрый дорожный скарб в машину и, залив в себя по чашке старбаксовского кофе, взять курс на восток. По первому хайвею до этого мы ездили только до поворота на Харрисон Хот Спрингс. Трафик был вполне сносным. Дорога медленно, но неуклонно оказывалась зажатой в тиски гор, обступающих долину реки Фрэзер с севера и юга; по мнению людей знающих именно это обстоятельство и объясняет неважное качество воздуха в Чилливаке, который расположен прямо у выезда из долины. Вроде как роза ветров такова, что весь смог из Большого Ванкувера сдувается к этому бутылочному горлу, из которого ему непросто вырваться ввиду этой горной преграды. Отчего то качество воздуха совершенно не влияет на знаменитую чилливакскую кукурузу, которую в сезон можно покупать за копейки даже в недешевых гросери супермаркетах типа Save-on-Foods — в вареном виде молочная чилливакская кукуруза будет даже лучше киргизской. После Альдергроува и до Чилливака вдоль дороги можно наблюдать большое количество дилершипов, торгующих неуклюжего вида автомонстрами, именуемыми здесь motor home — это такой угловатый и нескладный агрегат, который используется не столько как средство передвижения, сколько как мобильная квартира в которой можно жить. Иногда до биологического конца. Всякий раз как я вижу эти агрегаты выставленные на продажу в дилершипах или же пыхтящих по хайвею, я вспоминаю моего друга Макса, чья мечта обзавестись такой вот машиной, чтобы тоже в ней жить, но не постоянно, а только при выезде на кемпинг. Зная настойчивость Макса в достижении поставленной цели я уверен в том, что рано или поздно мне удасться прокатиться внутри такого вот автодома и, несомненно, пережить по этому поводу массу незавываемых эмоций.:)
До выезда из долины Фрэзера, в дороге в общем то нет ничего особенно интересного. Слева время от времени появляется необъятное русло Фрэзера, чьи мутные воды довольно резво текут в Тихий океан, не зная о том, что часть из них поглотится фермерскими полями в Чилливаке и Суррее. Горы, густо поросшие лесом, подступают порою вплотную к дороге; их первозданную девственность перечеркивают понатыканные на вершинах линии электропередач. На Оканаган после выезда из долины Фрезера два пути, первый хайвей Кокахалла, второй — через заповедник Мэннинг парк. Мы решили поехать по Кокахалле. Но вначале нам потребовался небольшой привал, поскольку ребенок просидевший в кар-сите более двух часов выразил свое желание побыть где нибудь вне кар-сита способом, который было очень трудно игнорировать в замкнутом пространстве нашей маленькой машинки — мощным ревом во весь объем легких.:)
Мы свернули на первом повороте, который, если верить знаку, вел к озеру с нежным названием Кавкава. До озера мы решили не ехать, поскольку перед хайвеем Кокахалла была угрожающая вывеска о том, что следующая заправка будет только через 110 километров. Остановившись на одном из безымянных притоков Кавкавы мы извлекли ребенка из кар-сита, что дало ему повод перестать вопить; в течении следующих нескольких дней ребенок несколько раз оправдывал данную ему мамой кличку «мальчик-ультразвук», начиная затяжные концерты прямо в машине. Пришлось адаптироваться и к этому. Ребенок с нескрываемым удовлетворением осмотрел окрестности и послушал папины комментарии. Вновь возник повод вспомнить про Макса, который по мнению мамы сплавляется на своем каяке по таким вот горным рекам с ледяной водой и мощным течением. Рафтинг — так бы это называлось, если бы он действительно этим занимался. Объяснив маме и ребенку, что Макс предпочитает океанские воды залива Семиаму для подобного рода упражнений, я предложил продолжить наш, так сказать, «дранг нах остен». Через несколько минут мы уже с ветерком катили по Кокахалле.
Хайвей Кокахалла — платный. Примерно на полпути приходится платить 10 долларов, кредитные карты принимаются. С траков берут дороже. Дорога очень живописная. Горы обступающие хайвей куда более величественны, чем те что окружают долину Фрезера. В основном они также покрыты густым лесом, но кое где проступают вселяющие почтение массивные скалы, прямо как на Кунгей Алатоо. Изредка встречаются участки где в свое время работалли логгеры — как правило, они усеяны молодыми деревцами не выше двух метров. Канадская щепетильность относительно охраны окружающей среды красноречиво проступает вдоль всего хайвея — по обе стороны проезжей части тянется проволочный забор высотой в метра полтора, который препятствует выходу на дорогу крупной фауне, дабы предотвратить то, что в Северной Америке называют road kill. Страшно даже предположить, сколько сил было потрачено на водружение этого бесконечного забора, который прерывается лишь там, где дорога проходит рядом с пропастью. Судя по всему забор этот достаточно эффективаная преграда для ненужного контакта машин, мчащихся со скоростью больше 100 километров в час и оленей, которых можно наблюдать пасущихся прямо за этим забором. Олени вообще на мой взгляд самые бесстрашные представители местной фауны — по отношению к машинам и людям они демонстрируют полную флегматичность, равнодушно вкушая растительность или же просто лежа на траве прямо у ограды. Иногда их можно видеть целыми группами. Можно предположить, что для других, более скрытных животных этот забор также эффективен. Однако других животных мы на Кокахалле так и не увидели.

Олени  [Амин]
Дорога на Оканаган очень извилистая, на карте она напоминает график Доу-Джоунса с его постоянными колебаниями. На, с позволения сказать, локальном максимуме этого графика находится деревушка Мерритт. Деревня эта замечательна двумя вещами — там находится заправка, которую после проезда Кокахаллы трудно проигнорировать и гигантских размеров лесопилка, расположенная настолько близко в этой заправке, что пыль и стружка окутывают машины и людей клубами, остро пахнущими свежеспиленным деревом. В остальном это такие британо-колумбийские Васюки с кабельным интернетом — тарелки провайдера Shaw гордо смотрят в небо на самом въезде. В Мерритте надо быстро заправится и ехать дальше, чтобы впечатление от видов Кокахаллы не смазалось угрюмой провинциальностью лесопилки.
Надо сказать, что ландшафт в районе Мерритта также выглядит иначе. Климат там суше и много пустынного вида кустарников, которые моя жена называла саксаулами. Впрочем он тянется недолго — скоро горы вновь оказываются покрыты густым лесом с бесконечным забором вдоль хайвея и стадами оленей безмятежно пасущихся на виду у всех. Иногда встречаются грозные знаки о том, что использовать огнестрельное оружие запрещается в радиусе 400 метров от дороги. Так продолжается до тех пор пока огромное зеркало озера Оканаган не начнет слепить глаза солнечными отблесками.

Озеро Оканаган, Келовна и Вестбэнк

Озеро Оканаган это весьма крупный естественный водный резервуар крайне замысловатой формы. Оно узкое, не более двух километров в ширину, но очень длинное и извилистое, более 100 километров в длину. Если посмотреть на его карту, то невозможно не поддаться соблазну уподобить конфигурацию озера очертаниям легендарного чудища Огопого, которое согласно индейским легендам и свидетельствам сотен очевидцев водится в его загадочных водах. Несколько тысяч лет назад, отступавший под напором тогдашнего глобального потепления ледник, изрезал тело Британской Колумбии глубокими впадинами, которые наполнились стаявшей водой, а появившиеся немногим позже индейцы дали им названия — Оканаган, Осоюз, Шусвап, Скаха и тп. Британская Колумбия, как впрочем и вся Канада, усыпана зеркалами озер. Поговаривают, что на каждого канадца приходится по озеру, так их много. Видимо поэтому Канада и занимает первое место в мире по запасам пресной воды.
С той стороны откуда мы подъехали к Оканагану, дорога разветвлялась, налево были города Келовна (аутентично по английски — Kelowna; англоязычные граждане букву w не произносят) и Вестбэнк, направо — Пичлэнд. Пич (peach) по английски персик и имя города было выбрано не случайно, хотя в той же Келовне персиков также просто завались. Мы свернули в сторону Келовны.
Вообще то Келовна и Вестбэнк один мегаполис, который связан единственным мостом через Оканаган, что нам, жителям Ванкувера, где мостов немыслимое количество, показалось странным. Когда то небольшие миссионерские деревушки они урбанизировались и практически срослись, но по прежнему сохранили за собой свои исторические названия. Проезжая по Вестбэнку я не мог не вспомнить моих друзей студенческих лет, проживающих ныне рядом с Вестбэнком, но только на Ближнем Востоке. Впрочем, название это единственное что может связывать неспокойный западный берег реки Иордан и западный берег озера Оканаган. Оба города очень бурно развиваются в последнее десятилетие благодаря туризму и виноделию, об уровне развития может свидетельствовать хотя бы то, что на гастроли туда приезжают Элтон Джон и Селин Дион. Ходят слухи, у Шварцнеггера и Брюса Виллиса там виллы.
Келовна по ландшафту похожа на сильно улучшенный Лос Анджелес, только вместо пальм тут клены и сосны. Вокруг низины, в которой лежит город, раскиданы невысокие во многих местах застроенные холмы. Также много солнца, но нет удушающего лос-анджелесского смога. Ребенок просыпался рано и мы ехали в ближайший Старбакс, где можно было взять кофе с плюшкой и посидеть на патио наблюдая за тем как вначале холмы и затем и вся низина постепенно заливалась солнцем. Дите к этому времени начинало дремать и я, отхлебывая крепкую арабику, делал важный вид, листая National Post, который нам в гостинице почему то бесплатно приносили каждое утро. Наверное в такие моменты меня можно было бы назвать бюргером, что было бы страшно обидно для меня лет десять назад. Время, Старбакс, пятимесячный ребенок и Келовна смягчают восприятие и слово бюргер теперь вместо тихой злобы вызывает у меня индифферентную улыбку. Пройдет еще пятнадцать лет и если я дотяну до этого момента мне наверное тоже захочется заиметь motor home.:)
Касаясь Оканагана и Келовны нельзя не упомянуть такую достопримечательность как монстр Огопого, над доказательством существования которого бьются самые известные криптозоологи и легион энтузиастов- любителей. Согласно индейским легендам, в озере обитает животное которое индейцы называют «Озерный Демон», N’HA-A-ITK, если быть точным. Непонятно правда откуда взялось само слово Огопого, но это мало кого волнует — история контактов с чудищем, со времен первых поселенцев и до нынешних дней, куда более волнительна и завораживающа. В мире многие водоемы равно как и моря с океанами хранят мистерии существования загадочных созданий, изредка приоткрывая завесу тайны случайным наблюдателям. Самое знаменитое наверное Несси из шотландского озера Лох-Несс. В Британской Колумбии, да и наверное во всей Канаде, Огопого Несси весьма серьезный конкурент по популярности. Подобно Несси, образ Огопого беспощадно экплуатируется коммерчески, подогревая своим существованием туристическую индустрию Оканагана.
Собственно, сама индейская легенда заключается в том, что некий бродячий злоумышленник убил по какой то причине достопочтенного старца на берегу озера и боги так прогневались на бродягу, что превратили его в чудовище, вынужденное вечно жить в водах озера недалеко от места преступления. Место это расположено рядом с небольшим островом Гремучей Змеи недалеко от Пичлэнда и даже сейчас индейские шаманы рекомендуют всем, кто планирует проплывать мимо этого острова на лодке приносить в жертву Огопого животное небольших размеров.
Первые задокументированные свидетельства очевидцев Огопого стали появляться с 60-х годов 19-го века. В наше время криптозоологи тщательно регистрируют любой сигнал о встрече с Огопого, выходит масса книг о существе, в интернете полно сайтов, посвященных монстру. По каким то причинам, максимальная концентрация встреч с Огопого происходит в именно в районе Пичлэнда, что даже спровоцировало попытку властей этого городка «монополизировать» место его обитания. Келовна и другие прибрежные города с этим категорически не согласны, утверждая, что дом Огопого (или огопогов) это весь Оканаган. Не всегда отношение к Огопого было коммерческим или скептическим — в 1926 году колониальное правительство Британской Колумбии запустило первый паром между Келовной и Вестбэнком с инструкцией, что «судно должно быть оснащено снаряжением, необходимым для отражения атак Огопого» (the ship would be armed with devices designed to repel attacks from Ogopogo). Впрочем, и сейчас кое-где к Огопого относятся серьезно — Торговая Палата Пентиктона (это город на крайнем юге озера) учредила специальную премию за доказательство существования Огопого. Премия более чем серьезная — 2 миллиона канадских долларов. Мы видели большой биллборд на винодельне Грэй Монк к северу от Келовны, информирующий об этом со списком наблюдательных пунктов. Впрочем, я все же отважился искупаться в озере. Вода была теплой, а Огопого наверное действительно больше тусуется в районе острова Гремучей Змеи, потому как кроме меня купальщиков в Келовне превеликое множество и никто не опасается встречи с легендарным чудищем.:)

Вино

Вино это несомненно одна из центральных тем долины Оканаган, и на текущий момент даже более значимая для экономики, чем тот же Огопого. Вино для этого уголка Британской Колумбии такая же икона как скажем кружева для Вологды или сигары для Гаваны.
Прежде всего надо сказать, что сортов выращиваемого на Оканагане винограда невообразимо много. Я даже не знал, что их бывает так много. На винодельне Мишн Хилл, например, выращивают 16 разных сортов, включая тот из которого делают вино, которое в других местах практически не делают — знаменитое Айс Вайн, Ледяное Вино. Сколько сортов винограда, столько (или больше) видов вина. Красного, белого, розового — любого. Виноделен, маленьких и больших, не меньше чем сортов выращиваемого винограда. Винодельни раскиданы по обеим берегам озера и как правило представляют из себя весьма аккуратные ансамбли собственно плантаций и производственно-туристических помещений.
На винодельческую карту мира долина Оканагана попала конечно же совсем недавно по сравнению с такими регионами как, скажем, Бордо, известные своим вином с античности. Однако это обстоятельство не препятствует качеству производимых здесь вин, которые в разных категориях получают время от времени высшие награды на самых престижных международных конкурсах. Например, шардоннэ из винодельни Мишн Хилл 1994 года было признано лучшим шардоннэ в мире, причем один маленький нюанс этого состязания является поводом для особой гордости владельца этой винодельни. Конкурс проводился в Англии, винные эксперты анонимно вкушали шардоннэ из десятков разных регионов, выбирая лучший. Неожиданно для всех лучшим оказалось шардоннэ Мишн Хилла. Это стало шоком для как для экспертов, так и для всех участников конкурса. Жюри приняло беспрецендентное решение повторить тест еще раз. И вновь эксперты анонимно пробуя вино выбрали лучшим Мишн Хилл. Награда с этого конкурса, скромного вида медаль, с помпой выставлена в винном бутике этой винодельни как самый важный трофей для всеобщего обозрения.
Мы посетили четыре винодельни, три в Келовне и одну в Вестбэнке. Каждая винодельня предлагает тур и бесплатное тестирование трех сортов вина (все другие уже небесплатно). Каждая винодельня старается привлечь туристов не только вином, но и винным туром и элементами своей архитектуры. Так, например, у винодельни Пирамида винные погребы выполнены в виде огромной пирамиды, купол которой торчит из земли; тут же красуется гигантских размеров винная бутылка, своего мемориал Бахусу. Вырезанный из цельного ствола дерева истукан, молчаливо взирающий на снующих туда и сюда любителей вина и странный столбик с надписями на разных языках (в том числе и на русском — «Да будет мир человечеству во всем мире» — не слишком оригинально, но все равно мало кто поймет) завершают эту несколько хаотичную композицию. На Пирамиде много японских и китайских туристов, поэтому персонал также подобран из двуязычных молодых ребят.
Каждая винодельня обязательно имеет патио с видом, обычно чрезвычайно живописным, на озеро и ресторан, обычно либо дорогой, либо очень дорогой. В рестораны мы по соображениям экономии и наличия малыша не ходили, но видами наслажадались по самую нехочуху, радуясь, что флэш-карта в фотике способна хранить несколько сотен кадров. После Пирамиды по поехали на винодельню Святого Губертуса, наверное одну из самых маленьких на Оканагане. Как и все остальные она стоит на склоне холма, резко обрывающегося в озеро. Винодельня эта сильно пострадала во время знаменитых лесных пожаров в Келовне в 2003 году, когда огонь подобрался к окраине Келовны и даже поглотил адским пламенем несколько жилых кварталов. Глядя на холм с подножия холма можно увидеть, что лес, подступающий к виноградным плантациям представляет из себя скопище обгоревших стволов на земле ярко-ржавого цвета. Зрелище это резко контрастирует с нежно-зелеными аккуратно подвязанными виноградниками. Леса вокруг Оканагана горят довольно часто из-за сухого климата, но пожарища 2003 года были просто грандиозными, о которых писали в газетах и делали шокирующие репортажи по телевидению. Весьма впечатляющие фотографии с эпизодами этих пожарищ висят на входе в дегустационный зал винодельни; здесь же можно купить такие же открытки. Мне запомнилась одна из них — громадные рыжие сполохи вплотную подкравшиеся к виноградным лозам, настолько громадные, что силуэт домика где находится дегустационный зал кажется просто игрушечным и немного издевательская надпись «And you think you had a bad day?» («И ты думаешь, что это у тебя был плохой день?»). Что поделать — капитализм. Даже стихийные бедствия становятся предметом извлечения прибыли. На винодельне Святого Губертуса мне понравилось красное вино из винограда, названия которого я не запомнил, но вино это довольно известно как Oak Bay. Белые вина были обычными.
На следующий день мы поехали в Вестбэнк на винодельню Мишн Хилл. Это если не самая большая, то наверняка самая монументальная винодельня; из винного тура по ней я позднее узнал, что ее владелец действительно задумал и осуществил ее как нечто, рассчитанное на века. Въезжая в Вестбэнк можно увидеть высокую колокольню, стоящую на одном из самых высоких холмов — колокольня эта построена в Мишн Хилле и колокол действительно бьет каждые полчаса. Архитектура всего комплекса выполнена в несколько аскетичном римском стиле, с характерными полусводами, дорическими колоннами, терассой на которой находится страшно дорогой ресторан с одноименным названием и даже действующим амфитеатром. Амфитеатр это в общем то больше форма, чем строение — аккуратные ступени вырезанные в земле и покрытые заботливо подстриженной травой ведут вниз к небольшой сцене, на которой и происходят представления. Зрители сидят прямо на ступенях. Позднее нам рассказали, что на сцене этого амфитеатра ставилась пьеса Шекспира «Сон в летнюю ночь». Вся эта нарочитая античность конечно же сопровождается шикарным видом на озеро и неизменными плантациями винограда. Жена отправила меня в винный тур, сказав, что с ребенком будет тусоваться самостоятельно, поскольку винные погреба — место весьма прохладное, а ребенок одет по летнему. Тур начинается с того, что тургруппу собирают в большом зале, где во всю стену висит ковер с затейливым сожетом и грозной табличкой «Руками не трогать». Через несколько минут после начала тура становится понятным, почему табличка имеет место быть — ковер во всю стену не что иное как подлинный гобелен кисти Марка Шагала. Марк Шагал за свою бурную творческую жизнь сотворил всего 29 гобеленов, один из которых теперь радует глаз туристов винодельни. Во сколько обошелся этот гобелен владельцу спросить никто не решился.

Винодельня Мишн Хилл [Амин]
Сразу после этого тургруппу ведут в кинозал, расположенный неподалеку. В нем демонстрируют короткий, минут на 10, видеофильм о том, как и почему появилась эта винодельня с предсказуемыми комментариями владельца относительно истории и того почему весь его бизнес такой классный. Видео, кстати, сделано очень профессионально. Потом следует небольшой тур по окрестностям винодельни. Девушка довольно занятно рассказывала о том, что вот теперь у владельца появился свой герб (взмахивающий крыльями пеликан), что колокол заказывали у колокольных дел мастера во Франции (сразу вспомнился фильм «Андрей Рублев») и что архитектор всего этого комплекса один ведущих американских архитекторов (в это действительно верится), проживающий в Сиэттле.
Самое запоминающееся это конечно винные погреба. Погреб, в котором я побывал, был наверное размером с футбольное поле, полностью заставленное аккуратными рядами бочек с узкими проходами между ними. Было там действительно прохладно. Делать вино это довольно сложный, а главное длительный процесс, в котором фигурирует масса переменных. Был ли достаточно солнечный год для урожая, вовремя ли урожай собрали, какие используются бочки и так далее. Владелец Мишн Хилла по слухам очень долго искал специалиста по виноделию и нашел его в конце концов в Новой Зеландии, где тоже хорошо развита винная индустрия. Индустрия эта в странах Запада развивается настолько стремительно, что это негативным образом отражается на потреблении пива, чья доля рынка постоянно сокращается уступая место вину. Причем потребитель требует все более качественных вин, а это требует наличия высококлассных специалистов. Поэтому-то такого специалиста и выписали на Оканаган аж из Новой Зеландии.
Девушка много говорила о деталях винодельческого процесса, что было достаточно интересно. Оказывается, например, когда вино уже ферментируется в бочке, за несколько лет оно усыхает на 2%. Поскольку бочка тщательно закупорена и испарятся вину вроде бы некуда эти 2% называют «ангельской долей» (angel»s share). А бочки можно использовать только несколько лет для изготовления вина, потом для этого они уже непригодны и их продают куда то для изготовления чего то другого. В этом же погребе находится небольшая коморка, где владелец винодельни хранит коллекционируемые им сосуды разных эпох развития виноделия; там можно увидеть винный сосуд (как, кстати, стало понятным, что он именно винный?) использовавшийся адептами Бахуса за 10 тысяч дет до нашей эры, а также графин для вина некой династии в Китае (вот не знал, что в Китае тоже исторически пили вино) и масса других археологических раритетов, подлинность которых никто из нашей тургруппы оспаривать не стал.:)
Потом началось собственно тестирование и оказалось, что пить вино процес тоже далеко непростой. Если конечно нет необходимости просто побыстрее укушаться в драбадан, так как это делали мы во времена студенчества в канун романтического капитализма в России — тогда водка или незабываемый напиток «Агдам» поглощались быстро, сердито и без церемоний и смакований. Вино же надо пить совсем не так. Во первых нельзя брать фужер с вином не за ножку — температура вина может измениться и соотвественно его вкус. Фужер надо посмотреть на просвет, чтобы убедится в том, что вино не мутное. Если мутное и вы в ресторане, вино с легким сердцем можно отправить обратно — так сказала девушка. Первый глоток вина используется для того, чтобы в буквальном смысле омыть ротовую полость и подготовить нёбо к последующим глоткам. Девушка строго предупредила нас о том, что никогда не стоит судить о качестве вина по первому глотку, ибо нёбо должно быть свободным от любых других вкусов. Были еще какие то правила, которые я не стал запоминать, но которые заставили меня содрогнуться от осознания того, сколько вина я, условно говоря, «запорол», не следуя правилам его вкушения.:)
Вино которое мы дегустировали было очень даже неплохим, и я возьму на себя смелость утверждать, что потребленное без условностей и церемоний оно также наверняка доставит гастрономическое удовольствие. Пино Нуар мне особенно понравилось. Детям, кстати, которых было довольно много, давали пить яблочный сок, который производят тут же в Оканагане. Когда тур закончился в бутике винодельни, где вкусивший вина народ с энтузиазмом бросился скупать вино Мишн Хилла, я нашел своего ребенка и его маму с интересом шляющихся по айлам с красивыми бутылками. Ребенок мирно спал в своей каляске и было очевидно, что вино и его прелести ему также по барабану как и солнечные протуберанцы его папе.:)
Вечером того же дня мы съездили также на винодельню Грей Монк, где и увидели большой постер с предложением доказать существование Огопого и получить 2 миллиона долларов — на этой винодельне находится наблюдательный пункт, с которого якобы обнаружить Огопого проще, чем с других мест (вот ведь маркетинг какой!). Там также идут дегустации и мы впервые попробовали Ice Wine, Ледяное Вино. Вино это более густой консистенции, чем обычные вина и имеет яркий и насыщенный вкус. Оно отдаленно напоминает кипрскую Коммандарию, но не такое густое и сладкое. Вино это действительно шикарное и видимо поэтому его называют Нектаром Богов. Но при этом оно очень дорогое, раза в 4-5 дороже остальных вин. Цена на Ледяное Вино обусловлена тем, что виноград для него собирают тогда, когда ударили первые морозы (должно быть типа -8 С) и из-за этого на вино идет всего одна ягода с грозди. Вино это умеют делать только в Британской Колумбии по причине того, что только здесь виноград растет в местах, где бывают такие морозы; это своего рода региональный эксклюзив, такой же каким является, например, для Австралии вино Шираз.
Когда едешь на Грэй Монк, то проезжаешь совершенно немыслимое количество черешневых плантаций. Об черешне стоит сказать отдельно.

Черешня

В сезон вся почти черешня, продаваемая в Ванкувере, привозится с Оканагана. За черешней идут волнами оканаганские персики, потом оканаганские яблоки. Похоже, что только голубику (blueberry) в промышленных масштабах производят больше в долине Фрезера — все остальное растет в долине Оканаган с ее крайне благоприятным для винограда и фруктов климатом. Черешневых плантаций в Келовне и Вестбэнке не просто много, а очень много. Причем зачастую они расположены прямо в городской черте — проезжая мимо них можно видеть согбенные под тяжестью крупных ярко бардовых ягод ветви. Почти у каждой плантации висит вывеска «Cherry. You pick-it». Это означает следующее — можно самому набрать черешни сколько надо и заплатить за нее вполне божескую цену. С фанатичной решимостью в глазах, жена сказала, что собирать будем обязательно, поскольку это ее версия экстремального отдыха. Было очевидно, что спорить с ней по этому поводу не было никакого смысла. Плантация была выбрана наугад и я, приготовив себя мысленно к тяжелому сельскохозяйственному труду, водрузил ребенка в специальный рюкзак на спине и отправился на переговоры к сотруднику плантации.
Сотрудник совершенно не был похож на человека, изнемогавшего от непосильной работы на плантациях. Он больше смахимал на менеджера средней руки в каком нибудь туристическом агентстве — загорелый, с очевидно крашенными под блондина ухоженными волосами, в модных солнцезащитных очках, был он приветлив и разговорчив. Он заботливо показал нам на какие деревья стоит обратить внимание в первую очередь и даже передвинул к ним деревяную стремянку. Сказав, что на данный момент 80% черешни поспело он порекомендовал срывать ягоду вместе с черенком, что несколько более трудоемко, но зато черешня хранится дольше. Получив два ведра и два пластиковых пакета для урожая мы с интересом приступили к самой древней хозяйственной деятельности вида Гомо Сапиенс — собирательству.:)
Почему то эта плантация черешни была разбавлена абрикосовыми деревьями, что сразу пробудило во мне смутные воспоминания о слышанных когда то агротерминах «севооборот», «под паром» и «озимые и яровые», которые вряд ли имели отношение к увиденному. Ребенок, в шляпе с большими полями, как маленький ранчеро, восседал в рюкзаке, пожирая очами плантацию. Отчего то иногда он подхохатывал, видимо догадываясь, что собирательство весьма экзотическая активность для его родителей. Что было, в общем то, правдой. Я в последний раз занимался собирательством, будучи ребенком — мы с братом собирали черную смородину и малину, которую потом продавали на базаре ведрами в Пржевальске. Эпизоды собирательства из биографии жены тоже приходились на детство, но поскольку ее детство прошло в другой климатической зоне, собирала она в основном, прямо как по Чехову, крыжовник и вишню. Сбор черешни в Оканагане оказался занятием куда более веселым. Прямо скажем, я почти не работал, постоянно фиксируя труд жены на видеокамеру. Ребенок активно подгугукивал, как бы комментируя происходящее; жена же, засучив рукава словно заправская крестьянка, энергично наполняла выданные нам ведра крупными, с грецкий орех, почти черными от спелости ягодами. «Такова твоя бабья доля!», успокаивал я ее, вызывая в ответ усталую улыбку. Жена совсем не походила на тщательно синтезируемый CNN образ работника плантации, как правило беспощадно эксплуатируемого эмигранта-нелегала с латиноамериканской грустью в глазах. Посмотрев вокруг я убедился в том, что почти все сборщики такие же туристы как и мы.
Удивительней всего оказалось полученное нами эмпирическим путем правило — при сборе черешни на Оканагане главное это вовремя остановиться. За примерно полчаса мы собрали полтора ведра и было ясным, что потреблять это нам придется далеко не один день.

Оканаганская черешня [Амин]
Загорелый сотрудник плантации взвесил содержимое наших ведер и называл цену. Цена за фунт оказалась примерно в 4 раза дешевле, чем в гросери супермаркете, что не могло нас, чей бюджет стал весьма жестким с появлением ребенка, не обрадовать. Отчего то он подумал, что мы родом из Чехии, и словно оправдывая созданный в моем воображении имидж менеджера по туризму, стал активно агитировать нас приехать зимой, когда в Келовне будет проводится чемпионат мира по беговым лыжам. Мы обсудили с ним провальное выступление канадской сборной по футболу в прошедшем недавно Кубке Кофедерации, после чего он нам дал дополнительную скидку. Плантацию мы покинули с чувством глубокого сельскохозяйственного и монетарного удовлетворения.:)

Медведи в парке и дорога обратно

Вечером того же дня мы попытались посетить один из парков, расположенный почти в центре Келовны. На входе кроме разнообразной информации о местной фауне и флоре висела металлическая табличка с уведомлением о том, что в парке были замечены медведи и поэтому гулять по нему рекомендуется с колокольчиком. Поговаривают, что медведи опаснее всего застигнутые именно врасплох, поэтому то и важно создавать мало-мальски слышный шум, чтобы медведь был предупрежден о приближении соседа по биосфере.:) Вероятность встречи с медведем вселила неуверенность в мою обычно достаточно отважную супругу. Мне тоже вспомнился советский триллер «Злой Дух Ямбуяма», кроме того недавно в Альберте гризли загрыз маунтин-байкера, репортаж о чем показывали по местному телеканалу. Но то гризли, а в оканаганской долине, по свидетельству материалов развешанных на стендах там же, водятся только черные медведи. Ребенок с энтузиазмом смотрел в лесную чащу, да и люди, особенно джоггеры, сновали туда сюда. Решение было принято — идем.
Перейдя по мостику небольшую, но довольно бурную речушку, отделявшую парк от паркинг-лота мы с энтузиазмом углубились в лес. Тропа по которой мы шли усыпана гравием и за не имением колокольчика я был рад тому, что гравий довольно ощутимо шуршит под ногами. По обе строны тропы лес был достаточно густой; вглядываясь в него на очередном повороте тропы я подумал, что каких нибудь сто лет назад так выглядела почти вся Британская Колумбия, как вдруг большая рыжая масса взявшись из казалось бы ниоткуда резко рванула в чащу в каких нибудь 25-30 метрах от нас. Все произошло так быстро, что я даже не успел разобрать, что это было, прямо как в старом фильме «Хищник» со Шварнеггером, когда злодей-инопланетянин водил за нос группу коммандос в тропической сельве. Скорее всего это был крупный олень, по цвету было очень похоже, но могла быть и пума. Про пум я читал не так давно в журнале Canadian Geographic, что их популяция неожиданно прибавила в численности на острове Ванкувер и что случаются факты атак пумами граждан, бродящих вдали от цивилизации. В Британской Колумбии пум также называют Индейский Дъявол, что звучит весьма органично на фоне Озерного Демона, Огопого. С маленьким ребенком за плечами и испуганной женой встреча с пумой и тем более с медведем вдруг перестала казаться манящим приключением и мы благоразумно повернули обратно. Через несколько дней я прочитал в «Провинции» (это местная газета), что на острове Ванкувер на 4-х летнюю девочку напала пума и мать самоотверженно вступила с ней в схватку и дала ей по башке переносным кулером, после чего пума убежала в лес. Заметка заканчивалась абзацем о том, что в отличии от медведей с пумами нельзя прикидываться мертвыми и надо как можно более энергично сопротивлятся. Тогда есть шанс выжить. Говорят, девочка получила серьезные травмы головы, но состояние ее стабильное и жить она будет.

Медведи в Центральном Парке [Амин]
Утром следующего дня мы выехали обратно в Ванкувер. Пришлось изрядно попыхтеть, чтобы найти место в нашей миниатюрной машинке для собранной накануне черешни, так чтобы она не подавилась. Теперь мы решили не брать хайвей Кокахалла, а поехать через заповедник под названием Мэннинг Парк. Выпив утром кофе в неизменном Старбаксе под надрывный голос Аланис Мориссет (Старбакс теперь эксклюзивно торгует ее дисками в Канаде), мы взяли курс на запад. Ребенок послушно уснул в своем карсите и стало возможным провести часок спокойно сравнивая и обсуждая ландшафт вдоль хайвея с видами виденными раньше. Эта часть Канады, конечно, совершенно не похожа на Сибирь, где мы жили до эмиграции. Она напоминает киргизский Тянь-Шань, но радикально отличается очень густой лесистостью — лес не растет только на совершенно голых скалах. Над горами, а порою прямо над серпантином хайвея, время от времени можно было увидеть величественно парящих орлов.
Через пару часов хайвей кончился, превратившись в почти проселочную дорогу, разве что гравия не хватало. Встречный транспорт, равно как и попутный, стал очень редок. Мы ехали через дикость, кое где встречая одинокие ранчо с коровами и лошадьми на выпасе. Иногда появлялись вывески, что сотню-другую акров земли можно запросто купить под такое ранчо прямо у дороги. Не было даже забора, что тянулся на протяжении всей Кокахаллы. Почему то из всей фауны были только бурундуки отважно выскакивавшие прямо на обочину с непонятными нам намерениями. Сначала нам надо было доехать до маленькой деревушки с «термоядерным» названием Принстон.
До Принстона населенных пунктов нет, не считая редких кластеров стареньких домиков. Зато есть удивительно красивые горные озера; красивые не только из за окружающего ландшафта, но и из за цвета воды. Самое большое из них, озеро Эллисон, даже есть на карте. Вода в нем ярко-ярко бирюзовая, прямо как открытках, которые продают в туристических лавках. Я долгое время думал, что на открытках этих вода в озерах такого цвета из за дефекта типографии, либо нарочно такая, чтобы создать красочную иллюзию. После увиденного озера Эллисон я понял, что вода может быть такой реально. Остановившись у него нам пришлось одеть ребенка потеплее — с озера веяло холодом, очевидно, что вода в нем была ледниковая. Мысль о купании в таком водоеме вызывала легкий озноб. Сделав несколько фоток и покормив ребенка мы поехали дальше.
В Принстоне мы заправились для долгого переезда через Мэннинг Парк. Буквально сразу после выезда на хайвей стали встречатся олени, стадами бродившие вдоль обочины, прямо как на Кокахалле. Дорога стала настолько извилистой, что пришлось плести в два раза медленнее. Кроме того, из за крутых кое где подъемов, большие грузовые траки ехали с таким трудом, что весь траффик за ними выстраивался в длиннющий хвост — обгонять на таком серпантине никто не решался. Честно говоря, Мэннинг Парк, хоть и обозначен на карте как действительно заповедник, дорога через него практически ничем не отличается от других хайвеев, по которым мы ехали на Оканаган. Остановившись у одного из туристических пунктов, откуда можно было взять хайкерскую тропу вглубь заповедника, мы немного побродили среди деревьев-исполинов, таких же больших, которые можно увидеть в ванкуверском Стэнли Парке. Хемлок, так называется это хвойное дерево с необъятым стволом приглушенно красного цвета, рядом с которым ощущаешь себя даже не лиллипутом, а какой то крошечной козявкой. Хайкерские тропы в Мэннинг Парке рассчитаны на серьезных туристов, многие из них по нескольку десятков километров. С ребенком мы естественно никуда не пошли. Сняв на камеру храбрых бурундуков, мы поехали дальше.
Через несколько часов мы доехали до Чилливака и застряли в длиннющей пробке. Включив радио, мы узнали, что Лондоне произошли теракты в метро и в дабл-деккере. Небо стало хмурится грязно серыми тучками, иногда спорадически проливая символические капли на лобовое стекло. Проснувшийся ребенок стал сотрясать внутреннее пространство машины мощным плачем. Все это предельно отчетливо дало нам понять, что отпуск уже в прошлом, равно как и вино, олени, черешня и Огопого, и что впереди не всегда преисполненная смысла бизнес-рутина, каждодневные пробки на дорогах, затяжные ванкуверские дожди и поток депрессивных страшилок с экрана телевизора. И что флэш-карта камеры и этот текст будут тем немногим, что сможет нам когда нибудь напомнить о том, как неплохо бывает порою плюнуть на все и закатиться на несколько дней в вотчину Огопого.:)

Источник

You may also like

0 comments

By